Как относиться к речевым ошибкам детей?

Повседневно общаясь с детьми, родители сталкиваются с разнообразными грамматическими ошибками в их речи. Это:

       неправильные окончания имен существительных множественного числа родительного падежа (лошадев, карандашов, птичков, стулов); неодушевленных имен существительных мужского рода в предложном падеже (в носе, в роте, в глазе, на шкафе);

       изменение по падежам несклоняемых существительных (в пальте, в кине, на пианине, кофею);

       незнание рода имен существительных (это моя печенья, всю молоко выпил, один яблок);

       ошибки в основе глаголов (даваю, ехаю, бежу, искаю, жеваю);

       неправильная форма сравнительной степени прилагательных ( хужее, твердее, близее);

       неправильное склонение числительных (идите по одном, иди с двоями, собака с пять щенят, курица пришла без два цыпленка);

       отсутствие в личных местоимениях начального Н в косвенных падежах (у ей, к ему, с ими).

 

Ученые, изучающие развитие детской речи, отмечают, что когда ребенок усваивает какую-нибудь форму языкового значения, то он распространяет ее и на другие. Иногда это обобщение языковой формы оказывается правильным, иногда – нет.

Когда ошибки носят случайный характер, то на них не стоит фиксировать внимание ребенка. Устойчивые же ошибки следует непременно исправлять. Если на них не обращать внимание, речь ребенка надолго останется неправильной. Ни в коем случае нельзя смеяться над малышом или высмеивать его ошибки, дразнить ребенка. Не следует пересказывать детские слова и фразы с ошибками как анекдоты, особенно в присутствии самих детей. Дети очень гордятся тем, что им удалось насмешить взрослых, и начинают коверкать слова уже умышленно. Исправлять ошибки нужно доброжелательно, тактично. Например.

В зоопарке четырехлетний мальчик с интересом рассматривает зверей, а затем вдруг говорит: «Папа, смотри, у слонов ногов и глазов столько же, сколько у льва». Отец слышит, что сын неправильно по числовым и падежным нормам употребил слова. Отойдя от клетки и увидев, что ребенок успокоился,  он сказал: «Ты правильно подметил, только надо было сказать так: «У слонов ног и глаз столько же, сколько у львов»  А теперь ты повтори, только правильно».

Вскоре после посещения зоопарка отец купил мальчику набор цветных открыток «Зоопарк». Играя с сыном в игру «Что я видел в зоопарке», он просил мальчика вспомнить, животных, которых он видел, назвать в форме множественного числа, а затем найти их на открытке. Сын с большим удовольствием выполнял задания, не  подозревая, что отец придумал такую игру, чтобы научить его образовывать форму множественного числа существительных, обозначающих диких животных.

 

Речевая ошибка или закономерное явление?

 

Если внимательно прислушаться к детской речи, можно заметить множество «новых» слов, которые не могли быть заимствованы от взрослых: «правдун», «медляк», «гусья кожа», «плохайка» и др. Появление таких слов в речи детей называют словотворчеством. Что же представляет собой эта удивительная способность детей?

Здесь интересно привести некоторые наблюдения психолога Т.Н. Ушаковой, которая выделила три основных правила, по которым дети образуют новые слова.

Первый способ – часть какого-нибудь слова используется как целое слово («Мы лепили-лепили, и получилась лепь», Бабушка, чем это пахнет, какой здесь пах!») Начиная говорить, ребенок как бы вырывает из слова ударный слог. Взрослые говорят: «лепим», «слеплено», ребенок же выделяет ударный слог «леп» и получается «лепь».

Второй способ создания новых слов – к корню одного слова прибавляют окончание другого. Эти слова звучат своеобразно: пургинки, умность, пахнючий и др. Взрослые так не говорят, но ведь если присмотреться внимательно, то именно от взрослых дети получают образцы создания таких словообразований, т.е. здесь в конечном счете срабатывает  механизм подражания. Ведь «пургинку» ребенок создал по образцу снежинки, «умность» на основе слов  глупость, робость.

Третий способ – одно слово составляется из двух. В таких словах, как «бананас», «огромадный» происходит сцепление тех частей слова, которые звучат сходно: банан-ананас, огромный – громадный. Эти слова строятся по тому же принципу, что и слова взрослых «самолет», «ледокол». Здесь тоже проявляется значение речевых шаблонов, которые ребенок постоянно слышит. Таким образом, словотворчество имеет в своей основе подражание тем речевым стереотипам, которые дают детям окружающие. Ни одно «новое» детское слово  нельзя считать абсолютно оригинальным – в словаре ребенка обязательно есть образец, по которому  это слово построено и который может быть дан сейчас, а может быть усвоен ранее, но он всегда есть.

Наиболее интенсивное словотворчество наблюдается у детей от 3,5 до 6 лет. После этого периода словотворчество детей начинает угасать. Почему это происходит? Иссякают творческие способности ребенка? Вовсе нет. Просто к этому возрасту ребенок прочно усваивает те обороты речи, которые используют взрослые, тонко выделяет различные грамматические формы, свободно ориентируется в том, какую из них и когда нужно применять. К тому же у детей формируется самооценка и самоконтроль.

К.И. Чуковский был абсолютно прав, когда утверждал: «Ребенок, который в своей жизни не создает таких замечательных речений, как «ползух», «тормозило», «кружинки», никогда не станет хозяином своего языка. Он болен, надо быть глухонемым, чтобы не чувствовать  изящества и выразительности детских языковых находок»